Дом с деревьями на фасаде Алексея Бавыкина. ФОТО

0

Дом с деревьями на фасаде в Брюсовом переулке (автор Алексей Бавыкин, Мастерская архитектора Бавыкина, Россия, Москва) построен уже практически целиком и теперь появилась возможность увидеть его вживую.

Прежде всего, надо признать, что в перспективу переулка дом вписался точно так, как это было обещано на трехмерных изображениях — рендерах, то есть встал как влитой.

Непринужденно и уверенно, достаточно прийти и посмотреть.

(все фото увеличиваются)

Он аккуратно повторяет излом зигзагообразной линии переулка. В угловой точке вырастает пластичный выступ, этакая полубашня, которая «лепит» пространство улицы, «оправдывая» находящийся за ней объем конструктивистского дома, построенного в 1928 году.

А дом получился интересный.

Прежде всего, рассказывает архитектор, это первый в Москве жилой дом-апартаменты с атриумом — внутренним двором, перекрытым стеклянной кровлей.
В принципе это полноценное жилье. По словам Алексея Бавыкина, здание напоминает вариант доходного дома XIX века, в котором «двор-колодец» накрыт крышей.

А еще, особенно при взгляде сверху, внутреннее пространство похоже на лестничные клетки тех же доходных домов, только там вокруг свободного пространства в центре ажурные перила закручивались по спирали, здесь же — балконы, спирали нет, а лестницы, которые дублируют лифты, сугубо утилитарны и поэтому спрятаны в одном из углов здания.
Третья ассоциация, которую могут вызвать ряды сплошных балконов вокруг эффектного «светового колодца» двора-атриума — это свернувшийся «внутрь себя» курортный санаторий.

Что не так уж далеко от истины: снаружи Москва, внутри — отдельно взятый клубный рай, да еще и с фонтаном по центру.

Внутрь после завершения отделки попадут, разумеется, немногие. А для горожан в этом доме самое интересное — деревья на фасаде. Правда, когда дом построили, стволы стали больше похожи на колонны. Особенно если посмотреть на них с балкона одной из квартир — там особенно заметно, что длинные, одетые каменной шубой тяги разрезаны белыми междуэтажным карнизами.

Стволы, кстати, отливались из монолита совершенно плоскими — некоторую видимость объема им придала надетая поверх «шуба» из дорогого иранского известняка. Это красивый камень, на ощупь похожий больше на мрамор, с извилистыми темно-коричневыми прожилками. Он действительно похож на древесную кору. Камень будут несколько раз покрывать влагостойким составом, и он еще немного потемнеет.

Образ дерева здесь очень важен — сильнее всего он на главном фасаде, но во дворе, на самом дальнем выносе, «посажено» еще несколько штук.
Далее, «древесная кора» покрывает балконы, в шахматном порядке усеивающие гладкий и полукруглый дворовый фасад.
Где-то посередине из него «вырастает» угол — как если бы внутри спрятано другое здание, и его заостренная часть выглядывает из плавной «обстройки».

Из угла, к тому же, «вырастают» скошенные и длинные алюминиевые балконы, нанизанные на еще один «древесный ствол».
«Деревья» очень ощутимы в интерьере квартир, выходящих окнами в переулок.

Они стоят перед стеклами, их можно разглядывать, они создают ощущение леса, привнося в атмосферу московской улицы иррациональный акцент.

Вверху, на балконе двухъярусного пентхауза, под металлическим козырьком с окнами, «древесные стволы» заканчиваются квадратными металлическими емкостями — кадками для живых деревьев.

По материалам: http://agency.archi.ru/


Комментарий

Оставьте ответ