История «сталинских» высоток и ее продолжение. ФОТО. Часть 1

0

В Москве, вечером 18 ноября, обрушилась одна из восьми декоративных башенок гостиницы «Украина».

История этой высотки
и остальных зданий той эпохи изложена в этом материале.

Исследование этого архитектурного феномена займет ваше внимание дольше, чем обычно, т.к. материал рассчитан на серию публикаций.

Вот как выглядит пострадавшее пожилое строение:

(фото увеличиваются)

Предыстория строительства семи московских высоток. Возникновение и расцвет «сталинского классицизма»

Согласно легенде, Сталин сказал примерно так: «Мы выиграли войну и признаны во всем мире как великие победители. Мы должны быть готовы к приезду в наши города иностранных туристов. Что будет, если они пойдут по Москве и не увидят никаких небоскребов? Их сравнения с капиталистическими столицами могут быть не в нашу пользу…».

Еще задолго до того, как было официально объявлено о закладке Московских высотных зданий, в советской печати очень активно начала «прорабатываться» тема применения новых технологий в отечественном строительстве.

Именно в это время, в 1946 году «Великий Вождь всех народов Товарищ Сталин» был провозглашен на съезде архитекторов «отцом и другом всех советских архитекторов» да и что там говорить — просто «величайшим архитектором всех времен и народов».

В те годы в печати обсуждались важные проблемы о решениях фасадов жилищной застройки, повышения функциональности и технологичности строительства с учетом современных, по меркам того времени, строительных технологий. Многие из них, кстати, так и остались на бумаге, поскольку содержали анализ позитивного опыта строительства за рубежом.

Большое значение — научно-просветительское, с одной стороны, и сдерживающее угрозу безвкусицы — с другой, — получила созданная в этот период (1933 г.) Всесоюзная Академия архитектуры.
Собрав в своих стенах весь цвет архитектуры — старшее, среднее и молодое поколения, она достаточно скоро превратилась в подлинный, высокой культуры научный центр архитектуры. Сразу после организации Академия приступила к переизданию самых ценных и редких книг и работ по архитектуре. Открывалась возможность глубокого изучения классического и русского прошлого. В недрах Академии разрабатывались новые концепции современной советской архитектуры.
Начались большие проектные и строительные работы по реконструкции ряда городов и в первую очередь — Москвы.
Начался новый, продолжительностью в два десятилетия, весьма своеобразный классический период советской архитектуры.

Градостроительная идея реконструкции центра столицы этого периода была столь верна и глубока по замыслу, что даже осуществленная ее часть позволяет оценить масштабы задуманных преобразований. Но этот грандиозный для своего времени замысел устройства ансамбля центральной зоны Москвы не был реализован полностью.

Центр ансамбля — Дворец Советов был разобран во время войны, поскольку металлоконструкции каркаса были затребованы для нужд обороны Москвы. Хоть проект Дворца и был неоднократно осуждаем после смерти Сталина, но проекта сходного по качеству не было представлено даже на хрущевском конкурсе 56-58 годов.

Вариант 1 Вариант 2

По проекту фундамент Дворца Советов был значительно больше и глубже, чем фундамент разрушенного храма. Поэтому фундамент храма тогда просто извлекли из раскопанного котлована и вывезли.
На его месте возникла пустая бетонная коробка, которая, в течение почти что двадцати лет, находясь за забором в самом центре Москвы, зияла провалами, заполненными дождевой водой.

Видимо это и навело хрущевских градостроителей на спасительную мысль об устройстве бассейна — ведь почти все было уже сделано до них. Поэтому бассейн «Москва» был круглым, что вообще не характерно для плавательных сооружений. Его поместили внутри бетонного кольца, которое должно было играть роль опоры Большого зала.


В определенном смысле обновленный Храм —
это законный правопреемник Дворца Советов

По преданию, монахи Алексеевского монастыря, который был основан на том самом месте еще в XIV веке и в XIX веке был разрушен именно для постройки Храма Христа Спасителя, уходя, пожелали этому месту «быть пусту». Монашеское проклятие не было шуткой — с той поры ни одно сооружение еще не смогло устоять здесь достаточно долго…

Не была построена и вторая по значимости высотка — административное здание в Зарядье:

На цветной открытке 1949 года показана панорама Зарядье-Котельники со стороны Кремля. На Котельниках отстроено еще только крыло дома вдоль набережной Москвы-Реки. Строительство высотной части в 49 году только начиналось, а строительство крыла по Подгорной набережной начали еще позже. Зарядье было окружено китайгородской стеной (остатки ее были сохранены и реставрированы на задворках разрушенной ныне гостиницы Россия). Обратите внимание, что вокруг стилобата были сохранены несколько церквей, имеющих историческое значение.


Высотные здания должны были стать основой для формирования ансамблей площадей Москвы.

То, что реализовали в 60-х годах, весьма отдаленно напоминает идеи в композиции Смоленской площади. Площадь осталась трапециевидной, как задумывалось по проекту, но вместо фланкирующих ее по сторонам зданий, ограниченных по этажности и подчиненных высотному центру, в нее включены два чуждых по архитектуре высотных корпуса гостиницы «Белград».

Смоленская площадь. Перспектива с
Бородинского моста.
Первый вариант проекта.
Та же перспектива на фото. 2003 г.

Аналогичным образом сложилась судьба архитектурного ансамбля на площади Восстания.

Перспектива со стороны Красной Пресни. 1951 г. Та же перспектива на фото. 2003 г.

Не были снесены даже малоэтажные строения со стороны павильона станции метро «Баррикадная». Сегодня часть этих строений позапрошлого века, на месте которых планировалось устроить сквер и фонтан, находятся в аварийном состоянии. В результате именно ими, а не ансамблем площади любуются москвичи и гости столицы, выходя из ворот зоопарка.

Технология каркасного строительства

Почти никто теперь не помнит о том, что Московские высотки, практически впервые в СССР, строились каркасным способом. В этом была доля риска, без которого не обходится ни один эксперимент. О том, насколько он удался, судят сегодня жители этих домов. Идея каркасного строительства состояла в том, что надземная часть здания монтировалась из стального каркаса, элементы которого сваривались или реже скреплялись болтами.

Отдельные элементы каркаса армировались бетоном. Делалось это не только из необходимости усиления жесткости, но и из соображений защиты каркаса.
Кирпичная кладка каждого этажа опиралась на стальные ригели, передающие усилия на колонны. Помимо кирпича и гипсовых блоков при устройстве перегородок применялись и пустотелые керамические блоки, призванные облегчить вес здания. Значительную часть здания занимали пустоты и технические ходы, что очень сильно облегчало вес конструкции, по сравнению с традиционно возводимыми строениями. Именно это и позволило, в конечном счете, возвести такие огромные сооружения на подвижных грунтах берегов Москва-реки.

Первоначально в высотных зданиях проектировались монолитные железобетонные перекрытия, которые будучи жестко связанны со стальным каркасом здания, учитывались в расчете каркаса, обеспечивая его пространственную жесткость и более равномерную работу элементов на горизонтальные усилия от ветровых нагрузок. Однако в ходе строительства и тут пришлось вносить некоторые изменения. Так в центральной части Главного Здания МГУ треть перекрытий была выполнена сборной из плоских безреберных плит.

Решения планировок

На планах этажей Московских зданий, которые были опубликованы в те годы трудно не заметить тавровую структуру осей. Помимо повышения надежности такая инженерная находка помогала решить еще одну задачу — издалека наблюдателю казалось, что дом имеет большие размеры, чем это было на самом деле. «Оптический обман» достигался за счет того, что основные объемы были сосредоточены не в центральном стволе (как это принято из экономических соображений в современном строительстве), а распределены по осям. За счет большого количества перпендикулярных плоскостей здание выглядело более широким и монументальным. По понятным причинам этот эффект ослабевает, если смотреть на здания спереди. Не случайно перспективы являются одними из самых выгодных их видов.

Такой же фокус был применен и для «увеличения» его высоты. Здания росли вверх ступенями, наподобие культовых пирамид ацтеков. За рубежом этот стиль нередко еще называют «стилем свадебного пирога». Дом, как торт, растет вверх, расширяясь ступенями книзу. В Москве это становится особенно заметным, если смотреть на здание издалека, когда его высота уже не столь «необъятна», как вблизи.

Керамические фасады, папье-маше и литой камень

Московские высотные дома строились в тот период, когда впервые начали применять для облицовки крупных общественных и жилых зданий керамические плиты на базе белых глин.

Интересной особенностью облицовки зданий МГУ являлось применение для отдельных элементов (в основном выступающих пилястр и фасонных вставок) облицовочных панелей площадью от 8 до 15 кв. м и весом от 1 до 3 т, изготовляемых на тонкой железобетонной основе па заводе строительства.

Пожалуй, это было первое в практике нашего строительства применение стеновых панелей, нашедших в дальнейшем уже в качестве основного элемента стены столь широкое (хотя и не всегда удачное) применение. Всего при строительстве МГУ керамикой было облицовано 280 тыс. кв. м, в том числе крупными панелями — 25,2 тыс. кв. м.

Помимо новаторства в применении керамической облицовки фасадов при строительстве московских высотных зданий были опробованы на практике многие другие интересные технологии.

Так, отлично зарекомендовали себя на строительстве МГУ и других домов детали скульптур, изготовленные из белого литого камня. Внешне они ничем не отличались от высококачественного известняка.
Изготовлялись эти детали в мастерских строительства и служили как для сооружения монументальных скульптур, так и для облицовки главного корпуса в качестве переходных элементов от гранитного цоколя к керамической облицовке.

Эскиз скульптуры на ризалите
высотной части МГУ, 1951г.
Та же скульптура,
фото спустя 50 лет

Подготовленная черновая гипсовая форма, оклеенная плитками из литого камня, являлась наружной опалубкой для железобетонного остова скульптуры. Собиралась эта опалубка по поясам, которые при установке скреплялись вязальной проволокой. Швы между поясами заклеивались плитками из литого камня и с наружной стороны загипсовывались.

По мере установки на место поясов черновой формы монтировался внутренний металлический каркас из круглого арматурного железа.
Одновременно устанавливалась опалубка внутренней стороны оболочки из строительной фанеры по обычным дощатым кружалам.


Вторая технология, о которой непременно следовало бы рассказать — это технология производства внутренних художественных деталей из бумажной массы с последующей бронзировкой. Прежде подобная практика не применялась в советском строительстве. Не применяется она и сегодня….

Следует отметить, что изготовление внутренних архитектурных деталей из бумажной массы (так называемого папье-маше), заменяющих дорогостоящие тяжелое литье и бронзовые детали, широко применялось в России еще во времена Екатерины II. Русские строители достигли в этом деле большого совершенства. И сейчас во дворцах, построенных двести с лишним лет тому назад, многие архитектурные детали и люстры, сделанные из бронзированного папье-маше, находятся в полной сохранности.

Посетители этик дворцов-музеев даже и не представляют, что все эти детали выполнены из бумажной массы, а не из металла…
На строительстве МГУ бумажная масса широко применялась для изготовления вентиляционных и потолочных декоративных решеток, а также деталей люстр.

Падужная вентиляционная решетка
в актовом зале ГЗ МГУ
Люстра и часть потолка
в актовом зале ГЗ МГУ

Решения фундаментов

Строительство в «стиле свадебного пирога» имело и еще одну, более практическую цель — сделать нижнюю часть здания, и следовательно его фундамент, более широким, что позволило бы распределить вес здания по наиболее широкой площади. Высотные здания требовали надежной опоры в виде широких бетонных фундаментов. Московские грунты вообще плохо предназначены для высотного строительства.

Действительно, при устройстве фундаментов высотных зданий инженерам приходилось иметь дело с водонасыщеными грунтами.
Для разных зданий проблема отвода грунтовых вод решалась по-разному.
Так, при строительстве гостиницы на Комсомольской площади, искусственное свайное основание впервые в строительной практике было осуществлено способом вибронабивки.
С поверхности в грунт забивались большие металлические трубы, имевшие на конце чугунный наконечник. Когда труба доходила до прочного несущего грунта забивка прекращалась, в трубу вставлялся металлический каркас (в будущей свае он играл роль скелета) и труба сверху заполнялась пластичным бетоном.
Потом труба захватывалась специальными приспособлениями, и копер уже не ударами а обратным встряхивающими рывками постепенно извлекал ее из грунта, оставляя в грунте набитую, но еще сырую, неотвердевшую железобетонную сваю.
Пластичный бетон затвердевал через несколько дней и приобретал необходимую прочность.

Иначе были организованы работы по устройству основания под высотное здание на Дорогомиловской набережной.
Рядом была река, фундамент предстояло заложить на глубину 10 метров ниже уровня грунтовых вод и обычной откачкой воды грунт все равно не удалось бы обезводить настолько, что бы котлован оставался сухим.

И на строительной площадке был применен новый способ так называемого иглофильтрового водопонижения. Иглофильтр — это металлическая труба диаметром 2 дюйма и длинной полтора метра. Стенки трубы имеют множество круглых отверстий. Труба обматывается двумя защитными сетками — 3 мм и 0,3 мм.
Внизу на инглофильтровую трубу навернут металлический наконечник — стакан с острозубчатым краем (фрезом), а внутри стакана помещен небольшой резиновый шарик.
В грунт иглофильтр погружается гидравлическим способом: он подключается к водопроводу и вода, поступающая под давлением в трубу, отжимает шарик книзу и промывает скважину для погружения иглофильтра. Снабженный зубчатым фрезом иглофильтр легко погружается все глубже до тех пор пока на поверхности не останется оголовник трубы.

В итоге строительная площадка получается как бы огороженной подземным трубчатым частоколом, расстояние между «кольями» которого не превышает одного метра.
К оголовнику каждого иглофильтра присоединялось трубчатое колено, которое подключалось к водосборному коллектору — трубе диаметром 7-8 дюймов, соединенной с вакуум-насосом. При включении насоса резиновые шарики в стаканах иглофильтров подбрасываются вверх и как пробки затыкают нижний срез трубы.
А вода, просачиваясь сначала через защитные фильтрующие сетки а потом через отверстия в стенках иглофильтров, перегоняется в водосборный коллектор и удаляется из осушаемого контура. После того, как была готова гидроизоляция всех подземных сооружений высотного здания, иглофильтры просто отключили.

Котлован огражден подземным частоколом
иглофильтров, присоединенных
к общему водосборному коллектору.
Охлаждающий контур
для заморозки
плывунных грунтов.

Однако самый уникальный способ устройства основания высотного здания был применен на Лермонтовской площади.
По технической смелости и инженерному искусству мировая строительная практика не знала аналогичного примера.

Под южной частью правого крыла здания было необходимо устроить два эскалаторных хода, которые бы обеспечивали второй выход из уже действующей станции метрополитена.
При этом пол промежуточного поворотного вестибюля располагался на 16 метров ниже подошвы фундамента здания, его окружала толща водонасыщенных плывунных грунтов.
Было принято решение заключить вестибюль в жесткий шестигранный «стакан», который одновременно будет играть роль фундамента правого крыла административной части здания. «Стакан» и лежащую на нем крышку с двумя консольными выступами под эскалаторные ходы необходимо было возводить не задерживая хода работ на высотной части здания.

Учитывая жесткие сроки, а так же невозможность перекрытия движения по Каланчевской улице, было принято решение отказаться от раскрытия котлована с обычными для слабых грунтов откосами.
Инженеры решили обратиться к способу проходки глубоких котлованов с искусственным замораживанием плывунных грунтов, таким образом использовать замороженный грунт в качестве материала, способного воспринять давление окружающего грунта а также гидростатическое давление грунтовых вод.

Однако истинное чудо инженерного искусства заключалось даже не в этом, а в том, что конструкции высотного здания намеренно возводились с наклоном. Дело в том, что в результате пученья замороженного грунта край фундамента со стороны вестибюля должен был подниматься, в то время как другой его край под возрастающим давлением стальных и бетонных конструкций должен был давать осадку.

Было принято беспрецедентное в практике строительства сооружений подобного рода решение — вести монтаж колонн центральной части здания с заданным контр-креном.

Подробности этого уникального опыта в истории строительной практики можно найти в каталоге выставки, опубликованном в Москве в 2004 году к 100-летнему юбилею Алексея Николаевича Душкина, архитектора, построившего это здание.
Они приводятся в статье И.Б.Каспэ «Выдающаяся победа в истории строительной техники». Автор стати пишет: «Каждый раз, поднимаясь на эскалаторе в сторону Каланчевской улицы мы должны вспоминать о том, что здесь в середине 20-го столетия была одержана одна из самых выдающихся побед в истории строительной техники».
По материалам: visotki.nm.ru, retro.samnet.ru


Комментарий

Оставьте ответ